АРТИСТ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВ: «ИЗ РОССИИ Я НИКОГДА НЕ УЕДУ!»

В новогодние праздники администрация Дома офицеров Западного военного округа подготовила для петербуржцев и гостей города интересную программу. Помимо представлений для самых маленьких зрителей, в эти дни там выступали юморист Ефим Шифрин и ансамбль «Песняры». А вечером 6 января в Доме офицеров прошел творческий вечер народного артиста России Александра Михайлова, актера, создавшего в отечественном кинематографе десятки незабываемых образов. Все его роли – очень характерные. Взять, к примеру, обаятельнейшего и наивного Василия Кузякина из комедии «Любовь и голуби», бесстрашного Павла Шорохова в «Змеелове» или надежного отца семейства Павла Зубова из «Мужиков». А какой шикарный получился комендант Виктор Фролов в ленте «Одиноким предоставляется общежитие» или разведчик Николай Кузнецов в «Отряде специального назначения». Изящные манеры, харизма, военная выправка — все при нем…
Так уж сложились звезды, чтобы за столько лет у Александра Яковлевича появилось амплуа – семейный актер, герой мужественный и романтический. И на его творческий вечер, под названием «Экология души» в рождественский сочельник шли целыми семьями.
ТИХО, ИДЕТ РЕПЕТИЦИЯ!
Суббота, половина седьмого вечера. В вестибюле Дома офицеров полно народу, дамы красуются перед зеркалом, мужчины прохаживаются у двух скульптур, расположенных у самого входа, с интересом их рассматривая. Кто-то прямым ходом отправился в буфет, есть пирожные и бутерброды с икрой. Публика помоложе активно селфился на фоне местного антуража, сразу отправляя фотографии в Инстаграм и Фейсбук. Однако молодежи тут было совсем мало. Основной возраст пришедших на творческий вечер — те, «кому за».
Тем временем, в зале уже давно идет репетиция – Александр Яковлевич настраивается на предстоящую встречу со зрителями – читает стихи, поет песни…
В зале пока пусто. За репетицией наблюдает лишь художественный руководитель Дома офицеров Валерий Ткаченко.
— Вот этот прожектор на меня направьте, свет нужен именно здесь, — со знанием дела командует Михайлов осветителям. – Теперь боковые раздвинуть надо. Свет должен падать в эти три точки. И микрофон подтяните!
На сцене для артиста подготовлены два микрофона, пюпитр, кресло, барный стул с высокими ножками, журнальный столик, на котором стоят бутылка с водой, стакан и подсвечник со свечой. Забегая вперед, скажем, что ни пюпитр, ни кресло так и не пригодились: практически весь концерт артист провел на ногах, а нот он не знает, потому что «чистый слухач». Репетиция окончена и в зал начинают запускать зрителей.
СТИХИ, ФАКТЫ И ЛЮБИМЫЕ ПЕСНИ
Творческий вечер начался без опозданий. Едва отгремел третий звонок, на экране стали показывать отрывки из полюбившихся лент, в которых снялся Михайлов. И вот на сцене, под оглушительные аплодисменты появился он сам. Зажег свечу на столе и поздравил всех с Новым годом и Рождеством. Александр Яковлевич показался немного уставшим из-за плотного гастрольного графика (8-го января во дворце культуры «Выборгский» он должен был играть в антрепризе вместе с такими гениальными актрисами как Екатерина Васильева и Инна Чурикова). Первые несколько минут артист никак не мог настроиться на разговор, был задумчив, и, подходя к столу, где стояла свеча, легонько проводил ладонью поверх пламени. Позже он сам подтвердил, что у него «ни на что не хватает времени», не так давно лежал с температурой 39, из-за этого голос немного хриплый, а еще четыре дня назад вернулся из гастролей в сербский Белград, который произвел на него крайне гнетущее впечатление. Михайлов заметил:
— Белград — такой неухоженный город. Там я обратил внимание на маленькую деталь — во многих ресторанах внутри курят. Это то, чего у нас уже практически не бывает. И какая-то такая запущенность вообще. Наверное, до сих пор не могут оправиться наши братья-сербы от этой бессмысленной и чудовищной американской бомбежки. Это ощущение, от которого я никак не могу отделаться. Но давайте не будем о грустном. Я очень благодарю организаторов концерта, которые позволили мне зажечь вот этот огонек (актер жестом показал на свечу). Для меня это принципиально важно. Свеча, которая горит… Свою программу я начну со стихотворения Николая Рубцова, которое так и называется «Русский огонек».
Актер начал читать стихи Рубцова, затем Пушкина, Есенина и как будто сразу помолодел. Затем спел несколько шлягеров, в том числе цыгановскую «Калину красную», хит группы «Любэ» «Там за туманами», песни из фильмов «Сармат» и «Офицеры». В эти моменты Михайлов был предельно откровенен со своими зрителями, перемежая песни и стихи, делясь фактами из биографии, мыслями, идеями, планами на будущее. В зале в эти моменты была такая абсолютная тишина, которая сразу, как только артист заканчивал декламировать, что-то рассказывать или петь, сменялась бурными аплодисментами.
В середине вечера, Александр Яковлевич представил сидящим в зале свою дочь Мирославу, тоже выбравшую творческую стезю, и как оказалось, уже сыгравшую в семи фильмах и сериалах. Девушка спела без музыкального сопровождения две протяжные народные песни. Причем сделала это весьма недурственно, сорвав свою порцию оваций. Сразу заметим, что отец, во время выступления своего чада, далеко не уходил, а стоял за кулисами и внимательно смотрел на дочь. Выйдя снова на сцену, артист резюмировал выступление так: «Не люблю слишком рекламировать своих детей, но в ней действительно есть этот природный дар!».
Позже Михайлов с Мирославой вместе спели еще песню Константина Меладзе из «Иронии судьбы. Продолжение». Концерт шел больше двух часов, и зрители были в восторге. Когда пришло время прощаться, они никак не хотели отпускать любимого артиста, но тот сказал, что он очень торопится на встречу с друзьями…
ТАЛАНТЫ И ПОКЛОННИКИ
После концерта у комнаты, где отдыхал актер, образовалась небольшая очередь: кто-то не успел во время выступления подарить актеру цветы, кто-то жаждал получить автограф, а кто-то просто пожать Михайлову руку.
Напрашиваемся на интервью. В комнате меня встречает не только народный артист, но и его вторая жена Оксана Васильева вместе с дочкой Мирославой. Мы с Александром Яковлевичем забираемся в тихий уголок комнаты, садимся и начинаем нашу неспешную беседу. О самых интересных моментах — в нашем интервью.

О СЕМЬЕ, РОДИНЕ И ВЕРЕ
— Мои предки — старообрядцы, выходцы из центральной Руси. Их уже после никонианского раскола выселили, в екатерининские времена. Они шли до того места, где зарыта пуповина моих прапредков, моей мамы, моя тоже — это Забайкалье, Красночикойский район, село Урлук. Назывались мои предки семейские, потому что их изгоняли целыми семьями. Так они и шли под охраной, со скарбом, с детьми до забайкальской тайги шесть с половиной лет.
— Моя мама… Она была такая тонкокостная, высокая, стройная, с тонкой талией, тонкими чертами лица. А пальцы рук были толстые. Меня это несоответствие в детстве всегда поражало. Прошло время, и мне так было стыдно за свои мысли, я потом часто просил у мамы прощения. А какие могли быть руки у наших матерей? Я помню, мама и на руднике работала, и на кирпичном заводе, и в банно-прачечном комбинате…
— Отца помню до четырех лет. Так и не знаю причину развода родителей. Так они и ушли в иной мир, не раскрыв этого секрета. Потом, будучи взрослым, я связался с отцом, у него уже был второй брак. Мы очень подружились.
— Музыкального образования у меня нет. Я чистый слухач, только благодаря моей маме я вот так вот с детских лет прикасаюсь к прекрасной народной поэзии, фольклорной музыке. Низко кланяюсь ей, и всю жизнь буду кланяться.
— Мама приходила с работы уставшая и всегда просила дать ей балалайку. Этому инструменту уже под сто лет, и он до сих пор действующий.
— Каждый год я приезжаю к себе на родину. Туда, где родилась моя мама, где до сих пор живут поселением старообрядцы. Не пьют, не курят, ведут трезвый образ жизни. В школе в селе Урлук дети не бегают на переменах, не мутузят друг друга и не хватают за косицы девочек, а занимаются распевками. Удивительно, но это действительно так.
— Я так и не стал буддистом, хотя очень много было связано с буддистами, и с бурятами в частности. Я родился в маленькой землянке, которая до сих пор живая. Ей уже сто с лишним лет. На родине в Забайкалье я всегда желанный гость. У меня там целое имение – сотка земли, целое имение (смеется Михайлов). В 70 метрах от моей землянки стоит удивительный буддийский храм, которому 218 лет. В моей землянке, которая размером всего два с половиной на три с половиной метра, буряты сделали печурку, пробили еще одно окно, построили сенца. У меня ритуал, когда я туда приезжаю, всегда зажигаю печь.
— В этом году мои любимые буряты покрыли мою землянку сайдингом. Я в шоке был, конечно, (Александр Яковлевич улыбается), но разбирать не стал.
— Я не стал москвичом, и, наверное, не стану городским жителем. Хотя я благодарен Владивостоку, благодарен Саратову, где 10 лет проработал в Малом драмтеатре имени Карла Маркса. А потом был приглашен в Московский театр имени Ермоловой, и в Малый театр, где отслужил 20 лет.
— Знаете, какое наслаждение я получаю, когда вместе с семьей приезжаю в ту землянку, и хожу босиком по траве…
— Я — человек верующий. Не скажу, что с ранних лет, крестик у меня появился в сознательном возрасте. Однако я все равно не стал таким вот погруженным слишком. Мне интересен более широкий спектр, к примеру, мои старообрядцы, потому что я к ним отношусь серьезно. Я до сих пор переживаю, что произошел этот раскол. Это целая история и я ее серьезно изучаю. Мне интересно также кидать свои помыслы в ведическую Русь, в древние рукописи, в руны. Это тоже интересно.
О ЛЮБВИ К МОРЮ И ТРАГЕДИИ, ИЗМЕНИВШЕЙ СУДЬБУ АКТЕРА
— С морем связан отрезок моей жизни. У меня с детских лет, примерно с четвертого класса была мечта — связать свою жизнь с морем. Это случилось, когда я увидел картину Айвазовского «Девятый вал». А родился я на реке Онон. Это мощная, быстрая, но мелководная речка. Когда я увидел «Девятый вал», то просто ошалел. Я не мог представить, что бывает такое количество воды и такие большие волны. Позже списался с Нахимовским училищем, но поступить туда не смог.
— Перед тем, как окончить театральный институт во Владивостоке, я бороздил моря. Начинал учеником моториста в «Востокрыбхолодфлоте». Это рыбацкий флот. Потом стал мотористом, затем электриком и два года бороздил Японское, Охотское, Берингово моря, Тихий океан и Бристольский залив.
— Затем случилась одна трагедия, когда во время сильнейшего шторма погибло более 70 моряков. Четыре сейнера пошли вверх килем. Обледенение в Охотском море в шестидесятых годах было страшное. Нас тоже потрепало, но наше судно по тоннажу было намного больше, чем средний рыболовецкий траулер, у которого команда чуть больше 20 человек. У нас был экипаж – 78 человека. Судно — пятитрюмник с двумя надстройками, кормовой и носовой.
— Мы тогда вышли из шторма, хотя и у нас иллюминаторы лопались как яичная скорлупа. На причале меня встретила мама, и я увидел у нее прядь седых волос, которая появилась за эти несколько месяцев, пока меня не было дома. Понял, что она очень много пережила за это время. И тогда мама сказала: «Все Шурка, море или я!». Вот так в корне изменилась моя жизнь.

О РОССИИ, ПАТРИОТИЗМЕ И АРМИИ
— Я не первый раз выступаю здесь, в этом замечательном зале Дома офицеров. Вообще у этого здания большая история. Правда, я к ней еще не прикоснулся.
— Когда говорят «эта Россия» я никогда не жму человеку руку. Никогда. Это для них «эта Россия», для меня это «моя Россия»!
— Как я отношусь к армии? Очень хорошо. Я считаю что прав был Александр III, сказав что у России нет друзей, у России есть во всем свет всего два союзника – это армия и флот. На сегодняшний день особенно остро стоит эта проблема. Слава богу, что пришел Путин, пришел Шойгу со своей командой и начали что-то делать. Какое-то достоинство у военных стало возникать, я помню моменты были в девяностых годах, когда шинель боялись надеть, тем более с офицерскими погонами. Если ты не имеешь своей армии, ты будешь кормить чужую. Вот и все.
— Патриотизм появляется в человеке с молоком матери. Помаленечку… Затем в песнях. Вот мать поет колыбельную ребенку, там уже заложены слова о любви к родине, красоте. Воспитывать патриота надо с детских лет, тогда он приучается любить родину и уважать старших.
— Очень жаль, что с Украиной сейчас такое происходит. Что приходят к власти ребятки не очень порядочные. У меня так много друзей там. Кстати, мне запрещен въезд на Украину, я в первую тройку попал сразу же. Ранее входил в офицерский состав Черноморского флота. Сейчас уже нет.
— Я против того, чтобы у нас была контрактная или наемная армия. Раньше в армии служили два года, на флоте три. Сейчас год, я считаю, что это, при таком отличном техническом отношении недостаточно. Два года, на мой взгляд, минимальный срок.
— Из России я никогда не уеду. Слишком ее люблю. Я могу за границей отдыхать, и делаю это с удовольствием. Особенно люблю Испанию. Вот уже несколько лет я езжу в одно и то же место, и восстанавливаюсь там буквально за неделю. Устаешь смертельно, а там отключаешься от всего. В Испании сохранилась какая-то благодарность, ведь в военное время было очень много детей привезено в СССР, они тут жили, адаптировались. Потом многие вернулись на родину, кто-то здесь остался в Советском Союзе. У них в генах заложена вот эта благодарность нам. Мне там очень комфортно. Я люблю Испанию и испанцев. Но, Сибирь люблю больше, потому что это моя родина.
— Я отказываюсь играть в бандитских сериалах. Это моя принципиальная позиция. Зато я сыграл Рокоссовского в фильме «Один день командира дивизии». Была в моей жизни потрясающая, моя любимая роль, разведчика, Героя Советского Союза Николая Кузнецова в картине «Отряд специального назначения», лётчика сыграл, старпома торгового судна, комбрига в сериале «Разжалованный». Посмотрите, очень хороший фильм…
— Мечтаю сыграть интернационалиста. Скоро будем делать фильм про подводников.
— Что означает свеча на моем столе? А вот очень многое. Во-первых, это живой огонек, не искусственный, не электролампочка. Во-вторых, мне свеча помогает настроиться. Она меня греет, это часть моего сердца. Тепло от нее, как от костра, как от солнца.
— Я очень благодарен театру и кинематографу.
— Я бы ничего не менял в своей жизни. Ни-че-го! Ни секунды времени, ни дня, ни месяца, ни года. Я действительно счастлив. Жизнь меня потрепала. На том свете побывал дважды, но вернулся. Жив, радуюсь каждому дню. Могу чувствовать, ощущать, осязать. Помнить друзей, своих родителей, любить Россию и свою родину.
Татьяна КРОТОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *