МАРИЯ БОЧКАРЕВА: «ХОЧУ БЫТЬ ПРОСТЫМ СОЛДАТОМ»

Она стала легендой ещё при жизни. В начале прошлого века о ней, простой крестьянке из Новгородской губернии трубила вся мировая пресса, называя не иначе как русской Жанной д`Арк. Она встречалась с Керенским и Лениным, Деникиным и Корниловым, королем Англии Георгом V и президентом США Вудро Вильсоном и вошла в историю под мужским именем Яшка. Наше повествование о Марии Бочкаревой — командире первого женского батальона, одной из первых в русской армии женщин-офицеров, заслужившей Георгиевский крест и три медали.

ЯШКА. ЖИЗНЬ ДО И ПОСЛЕ  «БАТАЛЬОНА»

Несколько лет назад на экраны страны вышел фильм Дмитрия Месхиева «Батальонъ», посвящённый событиям Первой мировой войны. Начавшись так удачно для империи, война затянулась на три года, боевой дух армии оказался подорван потерями и внутриполитическими событиями, и чтобы как-то его поднять Временное правительство во главе с Александром Керенским стало формировать женские добровольческие батальоны.

Командиром самого известного такого подразделения и стала Мария Бочкарева, роль которой в фильме так блестяще сыграла Мария Аронова. А между тем, в короткой жизни настоящей Маруси — легендарной Яшки (на момент смерти ей было всего 31 год) и до создания женского батальона, и уже после него было полно интересных событий, по которым можно даже снять не то, что еще один фильм. Хватило бы на целый сериал! Чего только стоит пеший поход за своим возлюбленным-зеком в «тюрьму без решёток», как тогда называли Якутию, писание письма Николаю II о том, что она хочет идти на фронт простым солдатом, или, к примеру, ее первый побег из красного плена в форме сестры милосердия.

И еще, она никогда не была ангелом во плоти, эдакой положительной во всех отношениях героиней. Скорей она была авантюристкой и при этом била «морды как заправский вахмистр старого режима» (приводим дословную фразу из одного из поступивших на нее во время службы в армии рапортов — Т.К.).

ЗА ЛЮБОВНИКОМ В ЯКУТИЮ

Смеем предположить, что ничего вышеописанного бы не случилось, если бы не неудачи в личной жизни. В 15 лет Мария Фролкова вышла замуж за 23-летнего чернорабочего Афанасия Бочкарева. Однако лодка семейного счастья и благополучия быстро пошла ко дну. Как позже вспоминала Яшка в многочисленных интервью иностранной прессе, супруг пил как сапожник и, надираясь до поросячьего визга, лупил ее смертным боем. Вскоре не выдержав бесконечных мужниных попоек, Маша собрала свой нехитрый скарб и переехала к любовнику, мяснику Янкелю Буку, человеку с незаурядными криминальными способностями. Неизвестно, вошел бы этот сомнительный товарищ в историю, если бы не Бочкарева, ведь именно в честь него, Маша, уходя на фронт, назвалась Яшкой.

В преступном мире Янкеля считали везунчиком и колоритной личностью. Он не раз принимал участие в рискованных операциях. Разбойные нападения, грабежи, избиения — чего только за ним не числилось, только вот доказать до поры, до времени в полиции ничего не могли. И Бук снова выходил на дело. Однако, как говорится, сколько веревочке не виться… В мае 1912 года Бука арестовали, обвинили в серии разбоев и сослали в далекую Якутию. А следом за ним последовала как декабристка и его сожительница, тогда еще никому неизвестная крестьянка-простушка Маруся Бочкарева.

Путь на север занял полтора года…

ЕДВА НЕ ДОКАТИЛАСЬ ДО КРИМИНАЛА

Прибыв в Якутию в 1914 году, Янкель сразу поставил на уши местную полицию, впутав в свои дела и Бочкареву. Местные историки откопали в архивах, несколько прелюбопытнейших документов, из которых можно сделать вывод, что и Маруся едва не пошла по кривой преступной дорожке, докатившись до банального воровства.

Из жалобы полицмейстера города Якутска Ильи Рубцова губернатору Якутской области Ивану Крафту:

«24 июля он (Бук) съезжает с квартиры еврейского учителя Темкина, и в ночь на 25 июля Темкин был обкраден. Участие Бука в этой краже обнаружил следующее: поспешно съезжая, Бук забыл новые шляпы, приналежавшие его сожительнице Бочкаревой. На другой день Бочкарева явилась за ними сама и прихватила вещи хозяина».

ПИСЬМО ЦАРЮ

Жизнь Марии круто изменилась, когда грянула Первая мировая. Она рвалась на фронт. Бросив горе-любовника и без сожаления покинув Якутск, уехала в Томск. Когда ей предложили пойти на армию в качестве сестры милосердия, взбрыкнула: хочу воевать простым солдатом. И получив отказ, со злости отбила телеграмму самому Николаю II. 

…И получила  положительный ответ.

В армии, как мы уже говорили, она назвала себя в честь сожителя Яшкой и, проявив незаурядную отвагу, после двух ранений была произведена в старшие унтер-офицеры.

А что же Бук? Янкелю, в 1915 году также просившемуся на фронт, было отказано — как уголовному элементу. Забегая вперед, скажем, что вскоре он опять угодил в тюрьму, из которой был выпущен большевиками во время Октябрьского переворота. Однако в 1918 году его, как закоренелого уголовника, расстреляли белые.

ПРОСЬБА КЕРЕНСКОГО

Весной 1917 года в действующую армию приехал член Временного правительства Михаил Родзянко. Он встретился с Яшкой. Политику удалось убедить Бочкареву отправиться с ним в Петроград и агитировать «за войну до победного конца». Маруся предложила Родзянко создать женские батальоны смерти. Идея пришлась по нраву, и за помощью к Бочкаревой о создании таких воинских подразделений обратился сам глава Временного правительства Александр Керенский. Первоначально в женский батальон смерти записалось порядка двух тысяч патриотически настроенных дам. Однако вскоре их количество быстро сократилось. Причиной стал крутой нрав госпожи Бочкаревой. В итоге в батальоне осталось всего 300 человек, остальные вошли в другое воинское подразделение, во время Октябрьской революции защищавшее Зимний дворец.

Из воспоминаний Марии Бочкаревой:

— Мне сказали, что моя идея великолепная, но нужно доложить Верховному Главнокомандующему Брусилову и посоветоваться с ним. Я вместе с Родзянкой поехала в Ставку Брусилова… Я Брусилову сказала, что я сама в женщинах не уверена, но если вы дадите мне полное полномочие, то я ручаюсь, что мой батальон не осрамит России… Брусилов мне сказал, что он мне верит и будет всячески стараться помогать в деле формирования женского добровольческого батальона.

21 июня 1917 года на площади у Исаакиевского собора новому армейскому подразделению с помпой вручили знамя. В батальон вошли представительницы разных слоев населения —  от прачек и прислуги до представительниц знатных дворянских родов.

Вскоре подобные части появились в Баку, Иркутске, Одессе, Киеве, Смоленске, Харькове, Мариуполе и других городах. Появились Морская команда, Минская караульная дружина, Кавалерийский Петроградский полк, а также Первый Петроградский, Второй Московский, Третий Кубанский женский батальон смерти. В Первой мировой участвовали только три последних отряда.

Интересный факт:

Заместителем Бочкаревой стала 25-летняя Мария Скрыдлова — дочь адмирала Николая Скрыдлова, командующего Черноморским флотом , имевшая отличное образование и прекрасно владевшая пятью иностранными языками. После Первой мировой войны, Октябрьской революции и Гражданской войны адмиральская дочь некоторое время жила в советской России, затем в 1926-м году вышла замуж за баварского промышленника и уехала из страны. Дальнейшая её судьба неизвестна.

СРАЖЕНИЕ ПРИ СМОРГОНИ

Увы, большая часть солдат приняли женские батальоны в штыки, а Петроградский Совет и вовсе призвал расформировать их как «непригодные для несения армейской службы». Из всех женских подразделений, только батальон Бочкаревой принял участие в сражении, которое произошло летом 1917 года при Сморгони. 27 июня батальон прибыл в действующую армию и уже 8 июля впервые вступил в бой. За трое суток женщины отразили 14 (!) немецких атак, потеряв 30 человек убитыми и до 70 ранеными. Получившую  контузию Бочкареву (она была ранена в пятый раз — Т.К.) отправили в госпиталь и позже произвели в чин подпоручика.

Батальон практически сразу прекратил существование — главнокомандующий, генерал Лавр Корнилов запретил создавать новые женские батальоны, а уже созданные части предписывалось использовать только на охранных и санитарных участках. В итоге большинство представительниц прекрасного пола подали рапорт на увольнение.

Вот что писал о женских батальонах и Бочкаревой белый генерал Антон Деникин в книге «Очерки русской смуты»:

«Я знаю судьбу батальона Бочкаревой. Встречен он был разнузданной солдатской средой насмешливо, цинично. В Молодечно, где стоял первоначально батальон, по ночам приходилось ему ставить сильный караул для охраны бараков… Потом началось наступление. Женский батальон, приданный одному из корпусов, доблестно пошел в атаку, не поддержанный «русскими богатырями». И когда разразился кромешный ад неприятельского артиллерийского огня, бедные женщины, забыв технику рассыпного строя, сжались в кучку — беспомощные, одинокие на своем участке поля, взрыхленного немецкими бомбами. Понесли потери. А «богатыри» частью вернулись обратно, частью совсем не выходили из окопов.

Потом один из женских батальонов остался у Зимнего дворца — защищать членов Временного правительства, всеми покинутых в памятный день октябрьского переворота…

Видел я и последние остатки женских частей, бежавшие на Дон, в знаменитом корниловском кубанском походе. Служили, терпели, умирали. Были и совсем слабые телом и духом, были и герои, кончавшие жизнь в конных атаках.

Воздадим должное памяти храбрых. Но… не место женщине на полях смерти, где царит ужас, где кровь, грязь и лишения, где ожесточаются сердца и страшно грубеют нравы. Есть много путей общественного и государственного служения, гораздо более соответствующих призванию женщины».

АУДИЕНЦИИ У КОРОЛЯ АНГЛИИ И ПРЕЗИДЕНТА США

После Октябрьской революции подпоручик Бочкарева была задержана большевиками как соратница генерала Корнилова. Дело могло кончиться плачевно, но Мария смогла убежать из плена в форме медсестры. Позже, проехав через всю страну, полыхающую в огне междоусобицы, она отправилась в поездку в Европу и Америку.

Бочкарева смогла добиться аудиенции короля Англии Георга V и президента США Вудро Вильсона. После чего, заручившись их финансовой поддержкой на борьбу с большевиками, отбыла назад в Россию.

Вместо эпилога

7 января 1920 года Яшку арестовали красные и спустя пять месяцев, 16 мая она была расстреляна в Красноярске по обвинению в контрреволюционных действиях.

Впрочем, какое-то время ходила еще одна легенда, связанная с ее именем. Якобы в мясорубке Гражданской войны ей каким-то чудесным образом удалось уехать в Харбин. Там она вышла замуж за однополчанина-вдовца, сменила фамилию и позже была депортирована назад в СССР. Сыновья ее мужа якобы погибли в годы Великой Отечественной войны.

Мария Леонтьевна Бочкарева реабилитирована посмертно в январе 1992 года. В постановлении, подписанным прокурором Омской области указано, что в деле Яшки «нет документов о приведении приговора в исполнение. Обвинение не предъявлялось. Свидетели по этому делу не привлекались. Из заключения по делу установлено, что обвинение М. Л. Бочкаревой основывалось только на её показаниях». 

Подготовила Татьяна КРОТОВА