КАК СМЕРШ ШПИОНОВ И ДИВЕРСАНТОВ ЛОВИЛ

СМЕРШ… Эту аббревиатуру, расшифровывающуюся как «Смерть шпионам», пожалуй, знает каждый, кто хоть немножко знаком с историей Великой Отечественной войны. Грозное подразделение, ставшее советским джокером тайной войны, было создано 19 апреля 1943 года для борьбы со шпионами и диверсантами, террористической и подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии. Сотрудники СМЕРШа проверяли военнослужащих, побывавших в немецком плену и в окружении противника, боролись с дезертирами и выполняли специальные задания Наркомата обороны. Про героическую работу сотрудников этого секретного подразделения снято множество фильмов и сериалов, написаны статьи и научные работы. В этом материале мы хотим рассказать об их работе. В этом нам помогут рассекреченные к юбилею Победы архивы УФСБ России.

 

19 апреля 1943 года вышло Постановление Совета народных комиссаров СССР № 415-138сс. В нём говорилось:

 «Совнарком СССР постановляет:

  1. Управление особых отделов НКВД СССР изъять из ведения НКВД СССР и передать в Народный Комиссариат Обороны, реорганизовав его в Главное Управление контрразведки НКО (Смерш – «смерть шпионам»), поставив перед ним следующие задачи:

а) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;

б) борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии;

в) принятие агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта, с тем чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;

г) борьба с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);

д) борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;

е) проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;

ж) выполнение специальных заданий Народного Комиссара обороны.

  1. Установить, что органы Смерша освобождаются от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с задачами, изложенными в п. 1 настоящего постановления …

 

Небольшой экскурс в историю. Оперативная обстановка в полосе действия Ленинградского фронта с первых дней Великой Отечественной войны была сложной. Противник создал большую сеть спецслужб. В нее входили агенты Абвера, подразделения полиции безопасности и СД и специального разведоргана «Цеппелин» Главного управления имперской безопасности (РСХА). Кроме того, работало нескольких групп тайной полевой полиции, жандармерии и военно-полевых комендатур.

Немецкая разведка требовала от своих сотрудников собирать данные о численности, дислокации и вооружении Красной Армии, а также проводить диверсии в советском тылу. Известный факт, одно из специальных подразделений фашистов «Айнзатцкоммандо-Ленинград» укомплектовали из изменников Родины, хорошо знавших город.

Захват противником советских территорий сопровождался массовой заброской его спецслужбами агентов на переднюю линию обороны Красной Армии и в её тыл. Немецкая военно-морская разведка активно вербовала военнопленных моряков и жителей временно оккупированной части Ленинградской области, районов флотских баз, расположенных на островах Лавенсаари и Сескар. Для переброски агентуры в советский тыл противник прибегал к различным способам. Группы численностью в три-пять человек транспортировали на самолётах и плавсредствах. Также силами подготовленных в разведшколах Кейла-Йоа и Летсе агентов был совершен ряд попыток диверсионных налётов с целью уничтожения Шепелевского маяка и его гарнизона, а также вывода из строя базы подлодок на острове Лавенсаари и торпедных катеров в Батарейной бухте.

В первые месяцы войны сотрудники особых отделов частей Ленинградского фронта и Балтийского флота регулярно докладывали в центр о нейтрализации вражеских шпионов и диверсантов. Однако контрразведчикам не хватало опыта работы в армии и на флоте, ведь многие из них поступили на службу в особые органы только с началом войны. Оперативную деятельность флотских особистов осложнила гибель многих кадровых сотрудников – больше всего при их эвакуации из Таллинна в августе 1941 года. Но упорство, настойчивость, сила воли помогли молодым офицерам в кратчайшие сроки освоить принципы и методы контрразведывательной работы в армейской и флотской среде.

Военной контрразведкой Ленинградского фронта с июня 1942 года до конца войны руководил Александр Быстров. Его родной брат Фёдор являлся командиром партизанского отряда и погиб на территории Ленинградской области.

По мере того, как возрастала эффективность противодействия советских органов госбезопасности фашистским спецслужбам, гитлеровцы стали более внимательно относиться к качеству подготовки своей агентуры. В немецком тылу начали действовать специальные разведывательные школы, выпускавшие хорошо обученных и подготовленных шпионов и диверсантов. Немецкие школы находились в Риге, Валге, Вентспилсе, особенно много их располагалось в окрестностях Таллинна, а также в Ванна-Нурси и Вихула. Контрразведчики Балтийского флота установили, что по военно-морской линии специализировались разведшколы на мызе Кумна и в посёлке Кейла-Йоа, которые комплектовались преимущественно из пленных моряков Балтфлота.

По данным УКР «Смерш» Ленинградского фронта, летом 1943 года  немцы активизировали переброску своих агентов на участке Приморской оперативной группы. Масштабность применявшихся немцами  сил и средств требовали от наших контрразведчиков чёткой организации всего процесса работы.

В период боевых действий Красной Армии по прорыву блокады Ленинграда отделами контрразведки «Смерш» армий и Управлением контрразведки «Смерш» Ленинградского фронта были усилены мероприятия по розыску вражеской агентуры. На передовой выставлялись засады и секреты, работали патрули. Были подготовлены 34 специальные поисковые группы из числа наиболее проверенных рядовых и сержантов подразделений «Смерш» патрулировавших населённые пункты, леса и побережье Финского залива. Наши бойцы действовали под видом сенокосчиков, заготовщиков дров, грибов и ягод, а также под видом красноармейцев, следовавших из госпиталей в свои части. Группа из пяти человек находилась в деревне Лахта на Финском заливе под видом рыбаков. Две группы работали на вокзалах Ленинграда.

На тыловые трассы Ленинградского фронта, в том числе, на железнодорожную магистраль «Вологда-Шлиссельбург», контрразведчики направили оперативно-поисковую группу, в состав которой включили явившегося с повинной агента немецкой разведки, знавшего в лицо более ста разведчиков, обучавшихся с ним в разведшколах Стренч и Мыза Кумна и подготовленных немцами к заброске на советскую территорию.

К началу осени 1943 года по розыскным ориентировкам удалось выявить порядка 300 агентов, большинство из которых ранее проживали в Ленинграде и по указанию немцев пытались восстанавливать связи с родственниками и знакомыми в городе.

Накануне операции «Январский гром» контрразведка Ленинградского фронта задержали по подозрению в работе на немецкие спецслужбы несколько человек – работников штаба фронта, а также управлений и отделов штаба, входящих в его подчинение. Информация об их шпионской деятельности подтвердилась в ходе следствия.

Так 28 мая 1943 года при попытке проникнуть в штаб фронта был арестован командир одной из красноармейских частей Савельев. У него обнаружили два револьвера, фиктивные документы, чистые бланки с печатями, код, более 700 рублей и личные вещи «немецкого происхождения». Следствие установило, что 20 марта 1943 года во время боев на участке 55-й армии Савельев попал в немецкий плен, дал согласие пройти обучение и впоследствии проводить диверсии в Красной Армии. 23 мая шпион был выброшен немцами на парашюте в районе Череповца с конкретными заданиями.

По ориентировке УКР «Смерш» Калининского фронта контрразведчики Ленинградского фронта аресовали сержанта 14 отдельного запасного полка связи Комарова (он же Колесников). Выяснилось, что в 1941 году в плену мужчину завербовали немецкие спецслужбы и перебросили в красноармейскую часть с разведывательным заданием.

Из сообщения УКР «Смерш» Ленинградского фронта (февраль  1944 года):

«В ходе наступательных операций войск фронта устанавливается, что при отступлении разведка и контрразведка противника активно проводят работу по переброске и оставлению своей агентуры на освобождённые войсками Красной Армии территории».

Всего по 20 февраля 1944 года контрразведчики фронта арестовали 80 агентов, вскрыли 5 резидентур разведотдела 18-й немецкой армии. У 29 арестованных лазутчиков изъяли оружие и радиопередатчик. Арестованные рассказывали, что к концу 1943 года при отделе «1-Ц» работало до 20 разведывательных групп, в том числе, женских. Каждая из них насчитывала от восьми – двадцати человек и состояла из добровольно перешедших на сторону немцев красноармейцев и партизан. Кроме того, на службе противника состоял карательный антипартизанский отряд, численностью около ста человек. Им командовал бывший белоэмигрант Феофанов. Отряды действовали на оккупированных землях в районах Красного Села, Красногвардейска, Лампово, Кингисепп, у железнодорожной линии «Красногвардейск-Кингисепп».    

Расскажем о судьбе военных контрразведчиков – участников операции по снятию блокады Ленинграда.

Петр Латонов родился в 1918 году в селе Глазово Курской губернии. В 1938 году окончил Ленинградское стрелково-пулемётное училище, в 1939 году в должности младшего командира участвовал в советско-финляндской войне, затем продолжал службу в РККА до начала Великой Отечественной войны. Службу в органах безопасности начал в августе 1941 года  в должности коменданта особого отдела НКВД 48 стрелковой дивизии. Однако через несколько недель службы руководство отдела, отмечая работоспособность, знание оперативной обстановки и отличное взаимоотношение с коллегами по отделу и красноармейцами, перевело Петра Латонова на оперативную работу. В ноябре 1942 году ему удалось разоблачить группу изменников Родине – нескольких бойцов 301 стрелкового полка, готовившихся поднять восстание и провести диверсии в полку в день празднования 25-летия Октябрьской революции. В декабре 1942 года «за образцовые выполнения оперативных заданий на переднем крае обороны и проявленные в боях с фашистами находчивость и храбрость» лейтенант Латонов был награждён медалью «За отвагу». 23 января 1944 года погиб во время сражения в деревне Мартышкино Ломоносовского района. Старший лейтенант награжден орденом Отечественной войны I степени (посмертно).

 

Георгий Филиков родился в 1902 году в деревне Свобода Ростовской области. Службу в органах безопасности начал в 1940 году в Москве, затем был направлен в Горьковскую область, а с началом Великой Отечественной войны зачислен в особый отдел НКВД 2-й резервной армии. Прибыл на Ленинградский фронт в октябре 1942 года в особый отдел НКВД. С августа 1943 года Филиков был на должности оперуполномоченного ОКР «Смерш» 72 стрелковой дивизии. В ходе боя за село Дани рота под командованием Филикова заняла село. 29 января 1944 года полк подошёл к селу Кургино, в котором засели вражеские «кукушки», задерживая продвижение советских войск. Георгий Яковлевич организовал группу бойцов и, возглавляя её, ворвался в село, уничтожая засевших немецких снайперов. Красноармейские части смогли продолжать сражение за село, которое освободили на следующий день. Но Георгий Филиков погиб от разорвавшегося под ногами вражеского снаряда и был похоронен в братской могиле села Сиверское. Посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.

 

Апполоний Бирюков родился в 1922 года в городе Ишим Тюменской области. В 1939 г. поступил в Московский авиационный институт имени Орджоникидзе, но окончить его из-за войны не успел. Ушел на фронт как доброволец. С января 1942 года – политрук 105 моторазведывательной роты 117 стрелковой дивизии, многократно ходил в разведку на территорию противника.

8 мая 1942 года участвовал в операции по разгрому диверсионно-разведывательной группы противника в количестве 60 человек, пытавшихся прорваться в советский тыл в районе сёл Степаново и Траховщина. Отличился в бою, уничтожив нескольких диверсантов, за что был награждён медалью «За отвагу». В июле 1942 года Апполония Яковлевича зачислили в органы военной контрразведки и направили на Карельский фронт. Он быстро освоил оперативную работу в войсках, помогал в переводе трофейных немецких документов (знал немецкий, английский и киргизский языки). С лета 1943 года в отделе контрразведки «Смерш» 17 штурмовой истребительной бригады. С начала января 1944 года принимал участие в боях за Гатчину. 15 января был направлен для выполнения особо важного задания, но был убит в районе Рехколово. Похоронили его на старом Митрофаньевском кладбище в Ленинграде. Посмертно лейтенант Бирюков награждён орденом Отечественной войны II степени.

 

Заведующий Музеем истории войск Западного военного округа Станислав Малышев рассказал нам о подвиге еще одного сотрудника СМЕРШа. Работе этого легендарного подразделения в Музее посвящен целый стенд.

Станислав МАЛЫШЕВ:

— Успешное наступление войск Ленинградского фронта в ходе операции по снятию блокады во многом обеспечено действиями контрразведки. В августе 1943 года в отдел контрразведки был приведен Мокий Демьянович Каращенко. Советский командир-пограничник, Каращенко в июне 1941 года, трижды раненый, попал в плен.

В немецком концлагере он принял решение, под видом предателя, желающего сотрудничать с Германией, пойти в разведшколу, стать агентом, перейти линию фронта, и таким образом попасть к своим, с повинной. От немцев он получил задание собрать информацию о советских войсках в районе Ораниенбаума.

После проверки смершевцами, Каращенко было оказано доверие, и он стал центральной фигурой операции «Возвращение». Она вошла в историю, как образец блестящей работы СМЕРШ по дезинформации немецкой разведки и военного руководства Германии. Каращенко доставил немцам ложные сведения о концентрации советских войск на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма, где якобы готовится наступление на Кингисепп и Нарву. Для подкрепления этих сведений, в районе была проведена имитация сосредоточения войск и движения техники к переднему краю. Немцы поддались на эту уловку, начали проводить бомбежки, артиллерийские и минометные обстрелы тех пунктов, куда, по докладу Каращенко, пришли пополнения. Но для подтверждения сведений немецкая разведка направила через линию фронта еще семерых агентов. Благодаря грамотно поставленной службе СМЕРШ, все они были задержаны, а трое пришли с повинной. Один из них, уже в качестве советского агента, был отправлен к немцам и подтвердил всё, что доложил Каращенко.

Имитация подготовки наступления на правом фланге нарастала, были налицо все его признаки, вплоть до слухов среди местного населения. Немцы стянули в этот район свои силы для противодействия. В январе 1944 года наступление Красной армии началось совсем в другом месте, на левом фланге Орниенбаумского плацдарма. Для немцев оно стало полной неожиданностью, и привело к их разгрому. В ходе этого удара Ленинград был полностью освобожден от вражеской блокады.

Мокий Каращенко продолжил работу в немецком тылу, и в феврале 1945 года  вышел в расположение советских войск с ценными сведениями. В послевоенные годы он и дальше  служил офицером в рядах Вооруженных сил, и вышел на пенсию по выслуге лет.

Татьяна КРОТОВА

В статье использованы материалы УФСБ России. Благодарим за помощь в подготовке материала заведующего Музеем истории войск ЗВО Станислава Малышева.